Pagan-Metal als inszenierte Zurückweisung der modernen Lebensrealität am Beispiel von Arkona und Varg

Wir nehmen die Konzerte namhafter Pagan- bzw. Viking-Metalbands Arkona und Varg am Veranstaltungsort Hellraiser in Leipzig bloß zum Anlass, uns einige Gedanken über regressive Tendenzen in dieser speziellen Sparte der Kulturindustrie zu machen. Es handelt sich unserer Meinung nach – vorab in Klartext – nicht um die Bands, die offen extrem rechtes Gedankengut verbreiten, da gäbe es zu genüge andere. Die beiden Bands jedoch weisen sehr spezifische textlich-ideologische und musikalische Muster auf, die sich durchaus in Bezug auf die gesamte Folk-, Viking- oder Paganmetal-Szene verallgemeinern ließen. Die Tatsache, dass diese Sparte der Metal-Musik sich wachsender Beliebtheit erfreut, dass Bands wie Varg und Arkona europa- bzw. deutschlandweit spielen können – und zwar meistens in solch renommierten Locations wie z.B. in Leipziger Hellraiser oder auf großen Festivals – sind uns Grund zur Sorge. Freilich schlagen die VeranstalterInnen solche Angebote der Touring-Agenturen nicht ab: warum sollten sie, wenn das Publikum genau das sehen und hören will? Nur, was sagt das über das Publikum aus? Doch eins nach dem anderen.

Die Viking-Metalband Varg aus Coburg wird womöglich dem deutschen Publikum bekannter sein. 2009/2010 jedenfalls war die Band auch denen ein Name, die sich mit „Rechtsrock“ oder oder so genannten „Grauzonen-Bands“ beschäftigten. Damals schien Varg, deren erstes Album „Wolfszeit“ (2007) auf dem bekannten rechten „Heidenklangwerke“-Label erschien, den Aufstieg ins seriöse Musikgeschäft zu schaffen: der Deal mit dem großen Musiklabel Nuclear Blast hatte die Band in der Tasche und sollte 2010 auf Wacken Open Air spielen, dem größten europäischen Metal-Festival. Continue reading “Pagan-Metal als inszenierte Zurückweisung der modernen Lebensrealität am Beispiel von Arkona und Varg”

40 лет Революции гвоздик

Наша история — история поражений.

«Выразить прошлое исторически не означает узнать его “таким, каким оно было в действительности” (Ранке). Это означает удержать воспоминание таким, каким оно вспыхивает в момент опасности. Исторический материализм стремится сохранить образ прошлого, который неожиданно является историческому субъекту в момент опасности. Эта опасность влияет и на содержание традиции и на ее восприемников. Над обоими висит одна и та же угроза: стать орудием правящих классов. В каждую эпоху требуется новое усилие, чтобы спасти традицию от конформизма, угрожающего покорить ее. Мессия приходит не только как спаситель, он приходит и как покоритель Антихриста. Только тот историк сможет вдохнуть искру надежды в прошлое, который твердо знает, что даже мертвых не оставит в покое враг, если он победит. И этот враг не перестал побеждать». Так писал Вальтер Беньямин в своих «Историко-философских тезисах».

«Grandola, vila morena», «опалённая солнцем деревушка» – песня, ставшая символом и сигналом к португальской Революции гвоздик 1974-го года. Песня посвящена расстрелу крестьянской забастовки в Грандуле и была запрещена к исполнению. Автор её — либертарный коммунист Жозе Афонсу. Католическое радио, проиграв эту запрещённую властями песню в эфире ночью 25-го апреля, дало сигнал к военному перевороту, который положил конец самой продолжительной фашистской диктатуре Европы, бессмысленным и разорительным колониальным войнам в Африке.

Путч освободил дорогу всевозможным эмансипационным движениям, комитетам рабочего самоуправления, захватам фабрик и домов. Глубоко патриархальное общество встряхнулось мощным феминистским движением. Вышли из подполья коммунистическая партия и остатки анархо-синдикалистского движения. Но этот путч был не только началом, он был и началом конца: традиционно высокое доверие людей к военным лишило революционный импульс необходимой силы. Через пару лет эксперименты были закончены, установился либерально-демократический режим, поначалу честно продвигавший социальное партнёрство. Драматический отрезок истории страны довольно интересно описан, к примеру, у Жозе Сарамаго в «Городе слепых» и «Городе зрячих», хотя на эту тему было написано довольно много, может быть есть авторы и поинтересней Сарамаго.

Просто вслушайтесь в эту песню. Немаршевая мелодия, исполняемая сначала одиноким дрожащим голосом под звук шагов множества людей — именно так начинаются революции. Мы просто напоминаем жительницам и жителям России и Украины о Революции гвоздик, произошедшей 40 лет назад. Делайте выводы.

http://www.youtube.com/watch?v=Ha-h5bPSxQE

Syrian Metal is War

Syrian-Metal-is-War-copy

 

 

 

 

 
Возникло на уважаемом мною сайтике metalsucks.net вот такое некислое интервью с Монзером Дарвишем, музыкантом, режиссёром и просто металхэдом из Сирии. Бесподобная Грим Ким ударила по журналистскому распиздяйству сайта и немного поправила положение. А фильм, судя по всему будет в ближайшее время – надеюсь, об этом будет своевременно заявлено в еблокниге.

In the trailer, one man voiced the concern that, if metal concerts were made public, someone may come in and “blow himself up among us.” It’s a brutal, powerful statement. Are  tensions really that bad between metalheads and the rest of society?

In general, metal music up to this very moment is unaccepted and not correctly understood in Syria or the Arabian countries, although somehow the same society can accept a video clip from any other musical genre featuring nearly naked girls, explicit sexual hints and degradation towards women with certain terms and swears.

Some people consider metal to be strictly about Satanism, and others believe it to be against religions and holy figures; another group thinks that it encourages “moral decay.” So up to this very day metal music is a music that is fought, and is kept from spreading. Having said that, it is possible that a person who has the belief that metalheads are threatening to shake his faith, religion, and dogma would blow himself up among us, or, in lesser occasions hurt us.

Are there many female metal fans in the Syrian community? As far as you can tell, what is their experience like?

Yes, there is a decent number of female metalheads in Syria, starting with my fiancee who happens to be a doomster. I would say, the experience of female metalheads here is a bit difficult, as they have to face the same suppression they face in our society among their peers and especially from male metalheads which dominate the overall scene (suppression in terms of sexism and  arbitrary prejudgments), but I know a few girls who are really experienced in metal and are able to topple many male  metalheads.

И так далее. Читайте сами.

Трэйлер к фильму: https://www.youtube.com/watch?v=0lkg2q7n8J8


Между прочим: немного пищи для ума и плеера

Шкряп-шкряп по сусекам, глядь – обнаружились свидетельства старинных развлечений в аудио-формате. Если кому пригодится, то милости просим: radio

 

 

 

 

 

 

 

Эрих Мюзам: Смертоубийство (13,09 Mb)

Густав Ландауэр: Анархизм-социализм (14,71 Mb)

Эрих Мюзам: Бисмарксизм (16,79 Mb)

Вальтер Беньямин: Историко-философские тезисы (30, 21 Mb)

Эрих Мюзам: Свобода как общественный принцип (20,9 Mb)

Михаил Бакунин: Всестороннее образование (49,5 Mb)

Почему панк даже не мёртв

Почему панк даже не мёртв

[Ну, а мы продолжаем спасать культурное наследие «Последнего хайпа» для грядущих поколений. Панк и автономия, контрреволюция и индустрия культуры. – liberadio]

(К тридцатилетию 1977-го года)

Йорг Финкенбергер

Окружающая нас реальность возникла, в основных своих чертах, в районе 1977-го года, если понимать под реальностью конкретное прохождение границы между контрреволюционным порядком с одной стороны и стремительно уменьшающимися свободными пространствами того, что некогда было восстанием — с другой.

Понятие «контрреволюционный» имеет в этом смысле вполне точное значение, и сегодняшний порядок является ничем иным как ответом власти на конкретную угрозу, принявшим общественную форму постоянным ответным нападением. То, что этот порядок всё ещё узнаваем как повседневный террор, из которого этот порядок, по сути, и состоит, является предпосылкой для его упразднения.

1. 1968-й год не был делом западно-берлинских студентов, и лишь вдвойне искажённой перспективы, провинциально-немецкой и социальной перспективы нового среднего класса, может показаться, что речь тогда шла о чрезвычайных законах или о реформах университетов. К сожалению, именно этот новый средний класс бывших студентов писал историю; этот класс воображает, что делал тогда историю.

В итальянском языке есть понятие «68-й рабочих», и взгляд на международную одновременность показывает французский май 68-го года лишь как кульминационный момент того дела, которое от Аргентины до Заира обладало одними и теми же чертами, постольку было направлено против жизни, которая, по сути, повсюду была одинаковой.

Но специфические формы поражения, специфические формы контрудара различались от страны к стране. Государственные перевороты и бойни, деиндустриализация и обнищание, постмодернизм и New Economy наложили на общество свой отпечаток: но они немногим старше меня. Continue reading “Почему панк даже не мёртв”

Трэш умер, да здравствует трэш?

Пока liberadio борется с техническими трудностями, мы обращаем ваше драгоценное внимание на эпитафию такому высеру музыкальной индустрии как re-thrash, то бишь, той весело начавшейся и уже скатившейся большей частью к УГ волне молодых трэш-банд, которые ничтоже сумняшесь косили под героев 80-х.

Передаём слово Invisible Oranges:

It appears safe at this point to pronounce the thrash revival officially dead. I can’t think of the last notable piece of work from that scene to remain on my iPod—either Havok’s Point of No Return or Vektor’s Outer Isolation. Both of those works dropped in 2011. That makes for one year with no signs of life, except for another release, like clockwork, from Municipal Waste. (…)

Re-thrash’s aesthetic was probably the most marketable thing about it, and having a distinct visual style goes a long way toward getting outsiders interested in a kind of metal. It gives people a hook, a reason to work past any abrasiveness in the music itself. As silly as it is, corpse-paint probably kept black metal alive in America long enough for well-to-do urbanites to co-opt it. The thrasher look is an easier sell than the black metal one: can you imagine an alternate universe where Rimfrost make viral commercials for stage makeup or black leggings? (…)

The genre wrote itself into a corner. From the start, it never represented the totality of thrash, just the select spectrum of it that mimicked DRI, Nuclear Assault, and SOD. Re-thrash bands, on the whole, approached the genre as formalists: their albums were all as short as Reign in Blood or shorter, half an hour or less with very few exceptions. Some musicians use formalism as a creative exercise, but most re-thrash bands used concise songs as an excuse to play as quickly as possible. In so doing they lost the negative space that made the re-thrash movement invigorating in the first place.

That formalism also lost the creative spark that thrash, Californian and Teutonic, flaunted so heavily in the late ’80s. At its peak, thrash was not just crossing over, it was also producing arena rock ballads and progressive epics while mutating into death and black metal. Thrash moves forward, literally and figuratively. It was foolhardy to try and trap that lightning in a bottle by going backward in time. (…)

Немного немецкого трэша из 2012: Repent, Raradox и Lost World Order

Repent: Vortex of Violence, 2012

Repent VOV Cover großПомнится, новый альбом был обещан ещё в 2011 г., но если последний вышел в 2004-м, то можно и повременить. Плюс-минус год уже ничего особенно не меняет. И тем не менее, банда живьём даёт просраться, да и на болванке звучит очень убедительно.

Repent рубятся, не жалея живота своего, с начала 90-х и так и не выбились даже за пределы региональной сцены. Видимо, другие вещи были важнее. Там, учительствование, например. Вот, вечерами несёшь негативность в массы, а по утрам несёшь верную службу в идеологическом аппарате государства. Короче, не легко всё это: собрать заново банду, да ещё и альбом записать…

Как и на прошлом (оченно даже недурственном!) альбоме «Disciple of Decline», Repent запиливают довольно простой и злой олд-скульный трэшняк где-то в традиции Exodus и Slayer. Никаких вам Kreator’ов или Destruction’ов. Более сказать об этом продукте особо и нечего, ибо уже ближе к середине «Vortex of Violence» начинает подзатрахивать своей бескомпромиссностью. Так что: только для поклонников и поклонниц тру-олдсула.

Lost World Order: Parasites, 2012

caf02956de7cb2e11da120ba24004393Тоже герои подземелья, которые, наверняка, известны далеко не всем. А зря. Хотя в 2009-м банда произвела фурор своей смелой выходкой: записала без поддержки какиз-либо звукозаписывающих фирм довольно ништяковый материал и вывалила его для бесплатного скачивания в сеть. И кажется, PR-акиця окупилась. Оценить талантливую интерпретацию классического трэша в исполнении банды из Билефельда смогли многие люди по всему миру, а не только из региона. Банда заработала пару грошей, имя, и отправилась в студию ещё раз, на это раз уже с контрактом в кармане.

Ну так, вторая часть поста-апокалиптической трилогии, задуманной группой. Аналогии приходящие на ум, при прослушивании: Annihilator, Metallica, Slayer или Testament. Судя по всему, LWO растут над собой и постоянно совершенствуются, не только технически, но и композиционно. Структуры композиций в меру сложны (в том смысле, что не запутаны настолько, что начинают грузить). Бывает, что банда редко (но метко) использует гроулинг, бластбит. Но не в этом самая суть. А в тех оригинальных ходах, которыми LWO умело украшает свои композиции. Самый секс происходит в «Ritual». В общем, ждём последней части трилогии. Главное, чтобы поцики не разошлись после исполненной миссии, как V:28 в своё время…

Paradox: Tales of the Wierd, 2012

Paradox-Tales-Of-The-Weird-300x300И наконец-то: то, что случилось совершенно неожиданно, но как-то до сих пор не может вызвать бурной радости. После непрекращающегося внутреннего срача, коммерческих неудач и очередных и внеочередных посещений больниц Чарли Штайнхауэром самым реалистичным было взгрустнуть и забить на Paradox. После откровенно позорного опуса их «ближайших родственников», «Feed the Extermination» от швайнфуртских Vendetta ещё более реалистичеым казалось забить на всю старую трэшевую гвардию региона вообще. Но вот, Штайнхауэр снова собирается силами, переформирует состав и показывает таким некислым альбомом как «Tales of the Wierd» кто просто стареющий метал-раздолбай, а у кого талант и энергия.

Однако, «Tales» хвалили уже все, кому только не лень. liberadio сделает проще и быстрее: это заводной пауэр-трэш со слащавыми запилами, риффами и гаммами, которые Штайнхауэр играет, кажется, ещё с «Collision Course» (2000). После довольно сухого и брутального «Riot Squad» (2009) Paradox тендируют снова куда-то в сторону мягкого и мелодичного «Electrify» (2006). такому повороту liberadio не радо, если честно. Новый драммер из швайнфуртских же Hatered стучит, ну, ничего так, большего не сказать. Зато некий Кристиан Мюнцер (Obscura) великодушно размазывает розовые сопли своих гитарных соло по всему материалу. А, хоть убейте, трэш-банде такой мелодизм не к лицу (Kreator’у, кстати, тоже!). В остальном же, на «Tales» нет ничего, чего бы не было уже на прошлых трёх альбомах. Ну, смелый ход, конечно, открыть альбом песней на 9 минут, ну да. Инструментал «Zeitgeist»? Банально. За антифашистский боевик «The Downward Spiral», конечно, толстый риспект. Кстати, тема, которая периодически появляется в лирике Штайнхауэра: видимо, сказываются реалии родного Вюрцбурга… Милый кавер на Rainbow в заершение оргии. На том и хватит. Вывод, на самом деле, куда проще, чем его делает большинство рецензентов: «Tales» представляет собой добротный альбом незаслуженно забытой и до сих пор мало замечаемой банды, но ничего такого, из-за чего стоило бы выпрыгивать из штанов.

Несвятой союз

Случайно обнаружил в агитационной писульке левой партии “KLAR” за осень интервью с Милле из трешевастой группы KREATOR.

 

 

 

 

 

 

 

 

Так, ничего особенного. Милле гонит про неонацизм, митолл и политику, и что государство должно больше заниматься молодёжью, тогда и нациков меньше будет. Херов любитель анархии и апокалиптического хаоса.

Не, а так забавно, конечно. В ногу со временем и целевая аудитория выбрана – то, шо надо! Ха-ха.

 

Апдейт по забастовке иранских беженцев в Вюрцбурге (Германия)

Долго не писал, и чем дольше не систематизируешь происходящее в голове, тем сложнее. Факты забываются, даты путаются. К тому же, были причины личного характера, заставившие меня «отойти» от палатки. Были или не были? Личного или нет? С началом новой голодовки, ещё менее подготовленной и продуманной, чем предыдущие, но в этот раз с зашитыми ртами, из палатки ушёл заводила Масуд, IFIR (Международная федерация иранских беженцев) дистанцировался от всего этого дела. Ушли и ещё пара человек: кто-то добился права остаться в Германии и, в общем-то больше ничего кроме этого и не хотел, кто-то просто из-за физического или психического истощения. Что не удивительно. Зато прибыли ещё пара человек из других городов, тоже присоединились к голодовке вот так сразу и ожидают, что признание политическими беженцами теперь просто упадёт им с неба в раскрытые ладони.

Мои причины удалиться довольно просты. С уходом Масуда, человека хоть и партийного, но на которого можно было положиться, в палатке начались интрижки и борьба за место альфа-самца. Оба заводилы на данный момент — это два политически амбиционированных распиздяя и этим всё сказано. Один зашивает себе рот раньше обговорённого срока и разгуливает так по городу, другой угрожает бургомистру «насилием» (кхе-кхе, ну, как бы так) и идёт потом со своим ноутбуком в полицию, на «дружеский, неформальный разговор». Соглашается на переводчика от полиции и не хочет адвоката. Типа, зачем, ведь это наша «демократическая полиция»? Понять это можно было давно, когда «демократическая полиция» устраивала нам ежедневный и еженощный террор. Сухая голодовка — да, дело жёсткое, но даже отчаявшись (а Мухаммад, к примеру, участвует в протесте с самого начала, т.е. находится в палатке и живёт на улице уже более 100 дней, а в его деле до сих пор ничего не сдвинулось) и озлобившись не стоит совершать самоубийство, не выставляя властям никаких требований, и делать вид, что самоубийство политически мотивировано. Да, наш «пакт о невмешательстве», о том, что мы не говорим ЧТО делать, а только лишь КАК ЛУЧШЕ, временами просто мешает общему делу. Когда парни просто не видят разницы между авторитарным режимом произвола аятолл и хладнокровным чудищем правового немецкого государства и его безликой бюрократией. Когда эти два распиздяя на чегеваровском трипе уже видят в себе великих предводителей общеевропейского движения иммигрантов и отвергают все разумные советы, ссылаясь на «пакт о невмешательстве». Протест-то их, это верно… Но все эти шутки стоят довольно дорого, когда в очередной раз условия протеста обсасываются перед городским административным судом. Конечно, административный суд Мюнхена опустит власти Вюрцбурга в очередной раз, но денежку на эти удовольствия собирают не иранцы, а люди их поддерживающие.

Такой пока невесёлый апдейт. «Самоубийство» Мухаммада пока удалось предотвратить, доводы разума покамест ещё имеют вес. Так что, глядите на

www.facebook.com/gustreik и

http://gustreik.blogsport.eu

пишите на gustreikwue@gmx.de, выражайте поддержку и солидарность, шлите апельсины бочками.

Слушайте модный рэпчик на испанском, немецком и фарси прямиком из палатки.

И пару фоток в довесок. Continue reading “Апдейт по забастовке иранских беженцев в Вюрцбурге (Германия)”

The daily grind. Not. – 2

Позволил себе небольшой расслабон, посетил давеча забавный фестиваль под довольно привлекательным названием Grind the Nazi Scum. По названию понятно, музло там грайндовое, кроме того, конечно, хардкор, пауэрвайленс, и — благо фестиваль организован FDA Rekotz — сумрачный дэт скандинавской школы. Что касается «наци-скама», то это практически единственный политически мотивированный аспект фестиваля. Смальца маловато, конечно, но в глубокой саксонской провинции (которая, как известно, глубоко коричневая) этого, видимо вполне достаточно. Ни на пути в Торгау (собственно та глухомань, где всё это и происходит уже на протяжение 12 или 13 лет), ни в самом городе, ни на пути домой «скама» таки встречено не было, что удивительно. Но тем лучше. Перейдём, однако, ближе к телу.

Не Obscene Extreme, конечно, но симпатишный плакатец, очень симпатишная подборка команд. Никакого вам breeee-breeee, никакого minimalistic slammy gore-porno-хуё-моё, никаких челкастых метал/дэткорщиков! Только «Ъ», только грайнд, только негативность!

Ну, не совсем: была ещё пачка творителей Тёмного Пафоса из фракции олдскульного скандинавского дэта, что по эстетике смальца с грайндом коллидирует (были анекдотические случаи, мда-с), но что ж поделаешь, если у FDA Rekotz, помимо грайнда, пунктик на именно эту школу? Да и команды тоже неплохие, в общем-то, там LEFT HAND PATH, UNDEAD CREEP, RECKLESS MANSLAUGHTER, HARM, к примеру. Но в таком количестве это только для дико угорающих по Entombed, Dismember и иже с ними. Что там потеряли не особенно интересные нюрнбергские трэшеры ENTERA, лично мне было не совсем ясно, ну да их дело. Остальное-то: сплошной секс! WARFUCK, WORMROT, DEPARTMENT OF CORRECTION, LIVSTID, MINDFLAIR, да что там, вся французская фракция — что ни банда, то шик! Ну, итальянцы REACTION TO RUIN и XKATEXMOSHX тоже хороши.

Фестиваль микроскопический — публики вместе с бандами и их технической и моральной поддержкой — ну, человек 200. Поэтому, тусить под сенью бывшей вермахтовской военной тюрьмы было очень уютно. С погодой повезло, с соседями на кемпинге — не очень, саксонская провинция вообще глаз очень радует — идиллия природы и индустриальные руины некогда «реально существовавшего социализма». Можно было уйти, посидеть под недостроенным мостом, отдохнуть от бухих аполитичных металхэдов, от пустых разговоров на кемпинге, послушать плеск Эльбы, поразмыслить.

Можно было бы сказать больше о двухдневном дебоше французской братии, о рыгающих говнарях-металхэдах, симпатичных девчонках, о знакомых анархистах, но это всё мелочи. Короче, если сможется и если банды будут толковые, поеду ещё. Вот хотел фестивальной маечкой разжиться, но маечки какие-то грустные были — со светлым ликом Эрнста Тельмана. А мне партийных коммунистов на пузе носить как-то западлецо. Хотя надо признаться, вещь своей тонкой абсурдностью, вполне могла бы угодить тут в рубрику «Товарная эстетика», такие дела… Continue reading “The daily grind. Not. – 2”