Р. Рокер: «Реформация и новое государство»

Глава VI из книги «Национализм и культура»

 

Реформация и социальные народные движения Средневековья. Церковный раскол и княжеские интересы. Отношение Лютера к государству. Протестантство как помощник княжеского абсолютизма. Религия и государственные интересы. Дословность и внутреннее порабощение. Крестьянское восстание. Уиклиф и реформация в Англии. Движение гусситов, каликситов и таборитов. Война как источник деспотизма. Хельчицкий, противник церкви и государства. Протестантство в Швеции. Экспроприация церкви. Кальвинизм. Учение о предначертании. Террористический режим в Женеве. Протестантство и наука.  

 

 

 

 

В реформационном движении стран Севера, отличающемся уже своим религиозным содержанием от Ренессанса латинских народов с его явным языческим окрасом, необходимо чётко различать две тенденции: народную революцию крестьян и низших слоёв городского населения и так называемый протестантизм, который как в Богемии, так и в Англии, как в Германии, так и в скандинавских странах стремился лишь к отделению церкви от государства и, прежде всего, к концентрации всей власти в руках государственных учреждений. Память о народной революции, утопленной в крови зарождавшимся протестантизмом и его княжескими и церковными представителями, была позже оклеветана и унижена победителями, как оно обычно и происходит; и поскольку в общепринятой историографии издавна успех и крах какого-либо дела служили важнейшими критериями, то не могло и быть иначе, чем в позднее в реформации не видели ничего, кроме движения самого протестантизма.

Революционные устремления масс были направлены не только против римского папизма, но и в куда большей мере – против общественного неравенства и привилегий богачей и власть имущих. Протагонисты народного движения воспринимали эти различия как насмешку над чистым учением Христа, основанном на равенстве всех людей. Даже когда церковь достигла наивысшего пика своего могущества, заветы народной церкви с её общинным образом жизни и духом братства ещё не совсем угасли в народе. Они продолжали существовать у гностиков и манихейцев первых столетий и в еретических сектах Средневековья, достигавших поразительного количества. Да и происхождение монастырей восходит к этим тенденциям. Из этого духа родился хилиазм, вера в грядущее тысячелетнее царство мира, свободы и общественного владения собственностью, нашедшая своё отражения в учениях Иоахима Флорского и Амальриха Бенского.

Эти традиции были живы у богомилов в Болгарии, Боснии и Сербии, а также у катарцев в латинских странах. Они разжигали мужество веры в вальденсах и еретических сектах Лангедока и наполняли гумилиатов и апостольских братьев Северной Италии внутренним светом. Мы обнаруживаем их у бегинь и бегардов во Фландрии, у анабаптистов Голландии и Швейцарии, у лоллардов в Англии. Они жили в революционных движениях Богемии и в заговорах немецких крестьян, объединившихся под символами крестьянского башмака и «Бедного Конрада» с целью преодолеть феодальный гнёт. И это был дух тех же традиций, который снизошёл на «цвиккауских пророков» и придал столь мощный импульс  революционным действиям Томаса Мюнцера.

Против некоторых из этих движений церковь при помощи мирских властителей организовывала целые крестовые походы, как, например, против богомилов и альбигойцев, из-за чего целые страны наполнялись на столетия пожарами и убийствами, погибали многие тысячи людей. Но эти жестокие преследования привели лишь к тому, что эти движения обосновались в других странах. Тысячи беженцев шли из страны в страну и разносили свои учения. То, что большинство еретических сект Средневековья поддерживали отношения через границы, было безупречно подтверждено научными исследованиями. Такие отношения можно обнаружить между богомилами и некоторыми сектами в России и Северной Италии, между вальденсами и сектантами в Германии и Богемии, между анабаптистами Голландии, Англии, Германии и Швейцарии. Continue reading “Р. Рокер: «Реформация и новое государство»”

Апдейт по забастовке иранских беженцев в Вюрцбурге, Германия

За несколько дней произошло довольно много.

Забастовка, до того отсуженная у городской администрации с отсылом на основной закон ФРГ, была разрешена лишь до 11-го апреля. Палатки простояли одну ночь, так сказать, «нелегально». Что само по себе было бы не так уж страшно, если бы не погромные настроения некоторой части населения этого «уютного» города, если бы не компании бритоголовых спортивного вида молодых людей, появляющихся посреди ночи и намекающих, что если бы, мол, не полицейская машина за углом… Если бы не подброшенное ночью письмо с угрозами на фарси и арабском. (Апостасия в исламе — не шутка, как известно).

12-го была очередная тяжба в суде с администрацией города. Решался вопрос о продолжении протеста в его актуальной форме. «Альтернативные предложения» города были просто смехотворны: столик с информационным материалом на безлюдной окраине города и т.д. в том же духе. Городу, видимо, поднадоело играть в демократию и человечность. Может быть, владельцы гастрономических забегаловок с площади перед ратушей тоже начали давить на администрацию: в конце концов, наслаждаться солнышком и кофе с мороженным не так просто, когда у тебя перед лицом висят фотографии казнённых режимом аятолл… Во второй инстанции, в Мюнхене, процесс всё же был выигран. Беженцы лишились палатки, сохранили лишь павильон (который пришлось утеплять и заклеивать щели против дождя), но переехали на главную площадь города с разрешением продолжать свой протест ещё 4 недели. А там мы, может, нагнём администрацию в очередной раз. ;) Кстати, это странное нечто, которое упорно хочет называться Occupy, преисполнилось благодарности, ведь теперь они тоже могут везде расставлять свои палатки как им только будет угодно. Не то, чтобы от этого прибавилось смысла, но «оккупантов» это, как известно, не волнует. Такие развлечения в судах, однако, обошлись организаторам и сочувствующим в копеечку.

Город опозорился, индустрия благотворительности потеряла своё лицо и смысл существования. (Какую роль эти благотворительные тётеньки играют в таких учреждениях как казарма для беженцев или городская тюрьма, где, кстати, после «успешных благотворительных» акций в январе сего года тоже была голодовка — в основном, российских немцев, кстати, об этом я напишу подробнее позже). Так называемая левая сцена города в очередной раз доказала, что она даже не сцена, а болото. (И об этом, наверное, тоже позже).

Сегодня, точнее уже вчера, в городе прошла демонстрация в поддержку беженцев. Пара фоток из местного новостного листка:

mainpost.de
mainpost.de

Кроме того, до организаторов доходят сообщения об акциях поддержки из многих городов Германии и из разных стран Европы, как-то Россия, Швейцария, Ирландия, Израиль, Украина, Латвия и др. (Например.) За что всем толстый риспект и уважуха.

в берлине перед иранским посольством

И отдельное спасибо за поддержку товарищам из Международного Союза Анархистов!