Рабочая партия Курдистана: Только враг врага

Сиаменд Хайо и Эва Савельсберг
23.10.14 в Jungle World

Тот, кто следит за актуальными сообщениями из Кобани в СМИ, не перестаёт удивляться. Не только привычные пациенты от Левой партии (ФРГ) празднуют Рабочую партию Курдистана (РПК) и её сирийское крыло, Рабочий Союз Сирии (РСС), как освободительное движение. Нет, консерваторы вроде Фолькера Каудера (депутат бундестага от Христианско-Демократического Союза) внезапно могут представить себе вооружение этой запрещённой в Германии Организации. Продвижение «Исламского государства» (ИГ) в Сирии и Ираке делает возможными, и даже необходимыми, совершенно новые коалиции.
Верно то, что РПК на данный момент сражается против ИГ при поддержке США с воздуха. Участвовавшие в начале отряды ПСС, так называемые Отряды народной обороны, отступили сразу же после начала военных действий. Плохо обученные бойцы не могли ничего противопоставить ИГ. В самом Кобани гражданских больше не осталось — население давно бежало в близлежащую Турцию. РПК совсем не озабочена тем, чтобы защищать безвинных гражданских от бойни Исламского государства. Борьба против ИГ служит актуально только той цели, быть признанными Западом в роли партнёра и, получить оружие, как иракские пешмерга.
Ещё когда ИГ заняло в августе иракский Синджар, похитило или казнило многих езидов и продавало езидских женщин в рабство, ПСС увидело возникший шанс. Партия обвинила пешмерга в предательстве езидского населения — в конце концов, пешмерга дали себя победить, и начала утверждать, что только она спасала бежавших в горы людей. На самом деле бойцы ППС не сделали ничего, кроме как совместно со значительно большим количеством бойцов пешмерга создать коридор безопасности для беженцев и дать им уйти в Сирию. До прямых столкновений с ИГ дело не дошло. Миф о героических бойцах ПСС укоренился в сознании общественности, политического признания за этим, однако, не последовало. До партнёров Запада поднялись пока только иракско-курдские пешмерга.
Борьба за Кобани даёт РПК второй шанс. Ей, как и в случае с Синджаром, удалось представить себя единственной эффективной демократической силой, противостоящей исламистам. То, что многие бежавшие из деревень вокруг Кобани упрекают ПСС в том, что она сдала ИГ деревни без боя, остаётся неуслышанным. Так же неуслышанным остаётся и то, что рассказывает добравшийся до Суруча беженец от имени других: «Мы надеемся, что американцы прогонят отсюда не только ИГ, но и РПК с ПСС».
Он не хочет, чтобы называлось его имя — из страха перед репрессиями. Он не может забыть, что в случае с РПК речь идёт о тоталитарной партии, целью которой является расширение собственной власти, а не свобода и демократия. Начиная с 2011-го года ПСС и её вооружёнными отрядами были похищены и запуганы примерно 4000 человек, в первую очередь, независимые активисты и члены конкурирующих партий. Более двух десятков человек были целенаправленно убиты. Люди, живущие в регионе тоже не могут забыть, что ПСС заключила пакт с режимом Асада: ещё в середине 2012-го сирийская армия покинула большую часть курдских территорий и предоставила управление ПСС. В качестве ответной услуги ПСС разгоняла антиправительственные демонстрации. До сегодняшнего дня в аль-Камишли мирно сосуществуют контрольные посты ПСС и сирийского режима, ведь ПСС сражается в аль-Хасаке совместно с войсками Асада против Свободной Сирийской Армии.
Но как эффективно противостоять Исламскому государству? Турецкий президент Реджеп Тайип Эрдоган прав, когда указывает на то, что это сирийский режим дал окрепнуть ИГ, и что борьба против ИГ без одновременной борьбы с сирийским режимом обречена на провал. Как зачарованный смотрит Запад на размахивающих саблями варваров Исламского государства и забывает при этом, что это, в основном, сирийский режим ответственен за смерть почти 200000 сирийцев.
Но помимо того, вполне необходимо обучать и вооружать локальные силы на местах — но не  РПК. Подходящими были бы умеренные части Свободной Сирийской Армии, которая также сражается в Кобани. Кроме того, давно пора создать независимые от партий курдские отряды, которые были бы готовы встроиться в Свободную Сирийскую Армию. Эти отряды боролись бы, во-первых, против ИГ. Во-вторых, им пришлось бы, когда ИГ будет изгнано из Кобани, перенять функции поддержания правопорядка и защиты — среди прочего и не в последнюю очередь против ПСС.

Перевод с немецкого.