Беспокойство в Гольфклубе

Оливер М. Пиха

Это были всего лишь несколько сотен людей, которые устроили однажды в пятницу в середине июля демонстрацию в Аммане, столице королевства Иордания, по крайней мере, официально. И к тому же ещё и двумя группами: с одной стороны – движение за реформы, с другой стороны – приверженцы правительства. Официально было лишь дюжина раненых, и хотя среди них было подозрительно много журналистов, но по меркам «Арабской весны» и пред лицом продолжающейся бойни в Сирии иорданские уличные столкновения, как бы ни выглядел их результат, были довольно сдержанным протестом.

Правительство Саудовсской Аравии в Эр-Рияде всё же обеспокоилось. Оно опасается при каждом сообщении о беспорядках в арабских столицах приближения своего краха. Все, что отдалённо напоминает изменения, может быть только угрозой.

«Арабская весна» может восприниматься по-разному с точки зрения Саудовской королевской династии. К примеру, политические и общественные изменения, которые фатальным образом не были предотвращены — прежде всего в Тунисе и Египте, чьи диктаторы до последнего поддерживались Саудовской Аравией. С этим, скрипя зубами, смирились, но теперь, возможно, придётся позаботиться о том, чтобы эти изменения не перекинулись на другие государства. Причём тут саудовская политика уже натыкается на противоречия, прежде всего, что касается Сирии.

В случае с относительно умеренными королевствами Иордания и Марокко, заявившими о желании участвовать в Совете сотрудничества арабских государств Персидского залива, Саудиты пытаются остановить перемены посредством стабилизации и более тесного сотрудничества с государствами Персидского залива. Обе относительно бедные монархии должны быть приняты Советом сотрудничества в «клуб богатых», влияние на их реформистский потенциал, наверняка, откажется отрицательным. Слишком много перемен Саудовская Аравия допустить не захочет. Иордания может предложить государствам Персидского залива две вещи: относительно высокую внутреннюю стабильность и хорошо обученные силы безопасности. Посредством принятия Марокко Саудиты, в свою очередь, надеются увеличить влияние на Магреб, чтобы предотвратить развитие такое событий как в Тунисе.

Отношения между Саудовской Аравией и Сирией ещё более сложны. Саудиты хотя и спорят с Сирией из-за влияния на Ливан и борются с сирийским властителем Башаром аль-Ассадом как с сообщником Ирана, переворот в Сирии, который окончательно дестабилизировал бы весь Ближний Восток, был бы всё же слишком большой угрозой. Саудиты находятся в плену своей собственной политики безопасности. Они знают своих врагов, но до сих пор жить можно было и с ними, а что будет потом? Всякое изменение статуса кво на Ближнем Востоке опасно. Т.к. седые господа из дома ибн Сауда сами являются и продуктом и гарантией этого статуса кво.

Быстрое заявление монархий Персидского залива в мае, что они согласны с присоединением Иордании и Марокко к Совету Сотрудничества, хотя оба государства отчётливо лежат не у Персидского залива, было настолько же лихорадочным, сколько и тактически предсказуемым. Практически интеграция обеих монархий в эксклюзивный клуб займёт, так или иначе, некоторое время, и кто знает, что до тех пор произойдёт в регионе. Совет сотрудничества и сам не монолитная организация, и введение единой валюты по подобию евро не вышло за рамки заявлений не в последнюю очередь по причине разногласий. Будет ли принятие Иордании и Марокко вообще чем-то большим, чем финансовой помощью в замен на обещания не перегибать палку с реформами? Да и можно ли действительно купить будущее за нефтедоллары?

В настоящее время саудовские правители закачивают спонсированные высокими ценами на нефть бюджетные избытки в бурлящее море арабских перемен. Они финансируют открыто исламистские партии в Тунисе и Египте, предоставляют кредиты и помощь Египту и вкладывают в своё вооружение: немецкие танки «Леопард» – лишь пропагандистская акция. Саудовские правители при помощи чековой книжки хотят выглядеть как важнейшая сила в арабском регионе. Ибо – либо пан, либо пропал.

Саудиты не хотят отступать ни на шаг. Следует поставить Иран на место, и бороться с возросшей властью шиитов в Ливане и Ираке и подавлять демократические восстания в Бахрейне. Поэтому под вывеской братской помощи Совета сотрудничества Саудиты вторглись в маленькое королевство через плотину. В конце концов, и Саудовская Аравия имеет шиитские меньшинства на востоке страны, идеологически и практически мешающие претензиям на чистую, беспощадно салафитско-ваххабитскую веру.

На южной границе королевства Йемен – как раз самое густо населённое государство на Гольфском полуострове – находится на пути к «failed state». Именно там саудовские попытки интервенции до сих пор терпели крах. На протяжение десятилетий в Йемене царят архаические условия, но покупка племён в качестве союзников абсолютно ничего не дала: если Йемен опрокинется, довольно большой отрезок границы лежит в пустыне открытым. Если бы было нужно доказательство краха саудовской племенной дипломатии, тут, в Йемене, этот крах проявляется в открытой форме.

Для Саудитов это означает: ещё больше платить повсюду, подмазывать, подавлять, блокировать перемены и краткосрочно кое-как стабилизировать нестабилизируемое. Задача саудовских правителей может быть как раз описана успокаивающим словом „стабилизация“, которым федеральное правительство (Германии) пытается оправдать продажу танков. Вот только это стабилизация зоны землетрясения. Не особо хорошая предпосылка, чтобы избегнуть эпохальных перемен. Саудовское общество страдает, к тому же, от всевозможных напастей региона, даже если тут денег для смягчения конфликтов куда больше, чем где-либо ещё. Но и как повсюду на Ближнем Востоке между Эр-Риядом и Джиддой живёт преимущественно молодое население, чей уровень безработицы лежит где-то между 20 и 40%, которое не обладает каким-либо политическим влиянием и точно знает, как обстоят дела на Западе – тут играют роль многие саудовские стипендиаты, которых посылают за большие деньги за границу.

Даже если саудовский королевский дом ещё не стоит перед крахом, даже если саудовское общество так же консервативно как какой-нибудь кошмарный сон западного критика Ислама: Саудовская Аравия находится под давлением. Правящие ваххабитские геронтократы могут претендовать на ведущую роль на Ближнем Востоке и выступать как фактор стабильности. Только реальность против них. Королю уже почти 90 лет и он ещё жив, ко всеобщему удивлению, хотя и передвигается только в коляске. Всё-таки в начале года он быстро пообещал 36 миллиардов US-долларов для государственных служащих, студентов и других ненадёжных жителей.

Ассад, Бен Али и Мубурак действовали так же, но все знали, что денег у них нет. Коронованному принцу принцу Султану 87 лет и он страдает, предположительно, от альцгеймера, в то время как третий наследник, принц Найеф со своими моложавыми 78 годами лечится от рака в Швейцарии. И от этого триумвирата должна зависеть даже судьба Запада – как не уставали подчёркивать некоторые комментаторы по поводу танковой сделки с Германией? Демонстранты в Аммане и повсюду на Ближнем Востоке иного мнения.

Перевод с немецкого.

Jungle World, Nr. 29, 21.07.2011

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *