«Времена 2000-х годов прошли»

К изменениям в российской государственности

ndejra

Два события последнего времени кажутся симптоматичными или показательными для актуального состояния российской государственности. В каком направлении они указывают, однако, пока не ясно и, надеюсь, вскоре прояснится. Речь идёт об убийстве одного из важнейших и самых серьёзных либеральных оппозиционеров, Бориса Немцова, в ночь с 27-го на 28-е февраля недалеко от Крмеля и о принудительной свадьбе 17-летней Хеды Гойлабиевой с одним из самых могущественных полицейских чинов Чеченской республики, Нажудом Гучиговым, в середине мая этого года. Как бы цинично это ни звучало, давайте абстрагируемся от конкретных человеческих трагедий, стоящих за этими событиями, чтобы лучше разглядеть их контекст и возможные последствия. Ибо ни репрессии против неугодных политиков, журналистов и инакомыслящих в России, ни принудительные браки на Кавказе во время так называемой эпохи стабильности не прекращались. Если бы кому-то хотелось походя сравнить «эпоху Путина» с общественным застоем при Леониде Брежневе, то пришлось бы признать, что этот застой основан на невероятной насыщенности всего общества насилием, которое время от времени вырывается наружу таким образом, что его едва ли можно игнорировать.

«Свадьба тысячелетия», как назвал её президент Чечни Рамзан Кадыров, состоялась 16-го мая после затяжных колебаний, после случайных журналистских открытий и официальных опровержений. Счастливый жених проявил желание сочетаться браком и начал оказывать давление на семью счастливой невесты, затем, после многочисленных вопросов, он утверждал, что уже счастливо женат и вполне этим доволен; затем выяснилось, что он, собственно, в разводе. Пока, в конце концов, старинный друг Рамзан Кадыров вместе в другими уважаемыми государственными мужами не поздравил его со свадьбой. Счастливая же невеста, ещё не достигшая допустимого для бракосочетания возрастa 18-и лет — как сказать? – демонстрировала ли она традиционно во время свадьбы женскую непорочность и смирение или выглядела, как выглядит некто, кого вскоре изнасилуют с высочайшего государственного позволения, это пусть читатели и читательницы решат для себя сами. Вероятно, всё это произошло бы, как обычно, под прикрытием репрессионного аппарата Чечни. Вместо этого происшествие совершенно случайно раздулось до межрегионального скандала. Возможно, что Хеда только так избежала судьбы «тайной второй жены» могущественного мужчины. (1)

В то время как представитель администрации президента республики Чечня, Магомет Даудов, высказался со своей сугубо личной точки зрения как верующий мусульманин в пользу легализации многожёнства (2), ответственный за работу с прессой от Московского Патриархата, Всеволод Чаплин, упражнялся в консервативно-имперском понимании: «Конечно, в нашей традиции, чтобы была одна жена, и в горе, и в радости вместе. Но еще в Российской империи разные народы жили по-своему, и допускалось наличие разных правил». А охотница за гомосексуалистами при исполнении, Елена Мизулина, не хотела ничего знать ни о практикуемом де факто многожёнстве, ни о принудительном бракосочетании с несовершеннолетними в стране и заявила, что вовсе ни к чему, чтобы этим вопросом занимался парламент, т.к. такого просто не бывает. В конце концов, пришлось высказаться и ответственному за связи с прессой при президенте России. Но он сказал лишь, что его учреждение вопросами бракосочетания не занимается. (3) Но прецедент к тому времени уже давно был создан.

И как будто по случайности, организованная в начале 2015-го года правозащитным порталом «Кавказ-узел» интернет-конференцию по теме «Адат, шариат и законодательство РФ на Севрном Кавказе. Вместе или раздельно?» пришла к довольно беспомощному и тривиальному выводу, что адат и шариат сильны там, где отказывает правовое государство, и что, де, на Северном Кавказе все три правовые системы существуют бок о бок и переплетаются друг с другом. (4) Видно лишь одно: на стороне Хеды не оказалась ни одна из них.

Что касается второго эпизода, то обстоятельства убийства оппозиционного политика Бориса Немцова известны достаточно широко. Он был одним из последних оставшихся верными себе либералов, которому время от времени удавалось взбаламутить коррумпированное бюрократическое болото. В 1996-м он передал Борису Ельцину миллион подписей в пользу окончания первой чеченской кампании. И вот, в конце февраля его убили — нагло и демонстративно, на хорошо освещённой улице поблизости от Кремля, на виду у камер наблюдения.

Случилось невероятное: подозреваемых быстро нашли и — насколько это было возможно — арестовали. Как минимум трое из пятерых подозреваемых на данный момент личностей являются (или были) чеченцами и служили в специальном подразделении «Север», основанном лично Кадыровым в 2006-м году, находящимся в подчинении российскому Министерству внутренних дел, то есть были обученными военными специалистами. Руслан Геремеев, по всей видимости, покинул страну, Беслан Шаванов был 7-го марта окружён с своей квартире в Грозном и взорвал сам себя. (5) Главный подозреваемый, Заур Дадаев, отказался поначалу от адвоката и тут же начал охотно говорить со следствием. Он поведал следователям, что Немцов, де, оскорбил его религиозные чувства своей солидарной позицией с расстрелянной редакцией журнала «Шарли Эбдо». Кроме того, что для подобной акции возмездия нашлись бы и куда более именитые жертвы, сама эта охочая болтовня была внове.

Дела обстоят, собственно, так, что с приходом Рамзана Кадырова к власти чеченский след в преступлениях, неважно, сколь скандальными или громкими бы они ни были, всегда был табу для московских ментов и ФСБ. Преступникам нужно было лишь вовремя добраться до Чечни, чтобы оттуда уже перебраться за границу или просто остаться там, хотя по всей России они находились в розыске. Его их ловили, то они отмалчивались, возможно, чтобы не подставить впутанных в дело родственников или — если они сами оказывались армейскими или полицейскими чинами — чтобы не повредить делу и структурам. Единственное, что пока ясно — это то, что Дадаев пытается отвлечь следствие в надеже, что его рано или поздно передадут в руки чеченской прокуратуре. В это время его главнокомандующий его прикрывает. (6) Прошение Дадаева об увольнении со службы было, якобы, подписано 28-го февраля, то есть непосредственно после убийства Немцова (что напоминает неопределённый статус российских солдат и офицеров на Востоке Украины, согласно которому они официально больше не на службе, а «добровольцы», «наёмники» и т.п.).

Этой надежде в этот раз не обязательно суждено сбыться: кажется, что старый конфликт между Кадыровым и МВД с ФСБ накаляется. 19-го апреля на улице посреди Грозного был застрелен Джамбулат Дадаев. Застрелен, причём, спецназом из Ставрополя, самостоятельно нарушившим табу — пусть даже и с большой вероятностью по заказу мафии – , которое годами раздражало федеральных силовиков. Дабы восстановить монополию на насилие, на место выдвинулся спецназ грозненской полиции. Массовое кровопролитие было предотвращено лишь «случайно» оказавшимся на месте тяжело вооружённым подразделением ФСБ из военной базы в Ханкале. Происшествие, разумеется, вызвало крайне возмущённую реакцию со стороны чеченских властей: «Мы очень дорого заплатили за мир и порядок. Времена 2000-х годов прошли. Кому-то захотелось “сделать результат” – забрали чеченца и убили. Такого не будет. (…) Я официально заявляю, если без вашего ведома на вашей территории появляется, не имеет значения – будь москвич или ставропольчанин – открыть огонь на поражение. С нами должны считаться. (…) Хватит. Нас унижали, оскорбляли. Мы не для этого принимали Конституцию РФ, чтобы нас убивали». (7) Кадыров также воспользовался возможностью в очередной раз покритиковать нелюбимую им военную базу в Ханкале, последний опорный пункт неподконтрольных ему вооружённых сил на территории его республики. Обвинение против ставропольской полиции Москва, кстати, отвергла. Таково было состояние игры на июль.

Причина конфликта – «сконструированный Москвой режим, основанный на лояльности Рамзана Кадырова исключительно к Владимиру Путину и ни к кому другому. Восемь лет отстраивалась модель, которая, по сути, привела к созданию автономного чеченского государства внутри Российской Федерации. В этом государстве не действуют законы Российской Федерации, установлен своеобразный культ личности, а самостоятельность прокуратуры, Следственного комитета, МВД, Минобороны и ФСБ сведена до минимума. Главный атрибут и основа этого государства — хорошо вооруженная многотысячная армия чеченцев, формально состоящих на службе в подразделениях МВД РФ, но подчиняющихся лично Рамзану Кадырову». (8) О таком масштабе свободы и независимости, то бишь, о таком количестве денег и оружия былые лидеры чеченского сопротивления не могли и мечтать. Проблема лишь в одном: и деньги, и оружие приходят из России, от которой власти Чечни были бы не прочь отмежеватсья; а дорогостоящая Чечня, от которой Россия бы тоже не прочь отделаться, территориально удерживает Царство Российское в целости.

Оба гаранта путинской эпохи застоя, помогавшие установить и стабилизировать в 2000-х режим первентивной контрреволюции, всё более открыто ненавидят друг друга; две головы мутировавшего гербового стервятника не выносят друг друга, хотя и находятся в своём сегодняшнем положении именно благодаря друг другу — и это в трудное время экономического кризиса, фактической войны на Украине и демократических поползновений по краям последней из степных империй. Это, разумеется, не упразднит российскую государственность, ни даже не подорвёт её медленно — ещё Йоханнес Аньоли указывал на то, что авторитаризму сегодня вовсе не обязательно отказываться ни от почётной вывески правового государства, ни от соответствующих институтов — но она будет вынуждена радикально поменяться. Открытое объявление войны вассалом своему сюзерену будет, вероятно, отложено или не произойдёт вообще, но оно значительно ослабляет гербового стервятника. Времена 2000-х годов, со всей очевидностью, прошли. Выйдут ли теперь на сцену силы разрушения?

Примечания:

1) Поэтому «защитнику веры» пришлось пожурить по телевидению население Чечни и, среди прочего, пожелать, чтобы мужчины запретили своим женщинам пользоваться WhattsApp. http://kp.ua/incidents/500968-kadyrov-pryzval-chechentsev-perestat-obsuzhdat-svadbu-17-letnei-devushky

2) «Я депутатом теперь не сижу, но хорошо бы, если бы многоженство легализовали. Но только чтобы по шариату все было: если мужчина может содержать еще одну жену, то почему нет? Это ведь распространено, а значит, неплохо бы это как-то урегулировать». http://www.gazeta.ru/social/2015/05/18/6692937.shtml

3) там же

4) http://www.kavkaz-uzel.ru/forum/topics/3489 Ах, знали бы друзья России и сторонники право-популистского движения PEGIDA (Патриотические европейцы против исламизации Окцидента) о происходящей исподволь «исламизации» силы, на которую они возлагают свои антилиберальные надежды…

5) http://www.mk.ru/social/2015/03/09/beslan-shavanov-podorvavshiy-sebya-v-groznom-uvolilsya-iz-severa-do-ubiystva-nemcova.html

6) «Я знал Заура как настоящего патриота России. (…) СМИ передают, что Заур в суде подтвердил свою причастность к убийству Бориса Немцова. Все, кто знает Заура, утверждают, что он является глубоко верующим человеком, а также, что он, как и все мусульмане, был потрясен действиями Charlie и комментариями в поддержку печатания карикатур. (…) В любом случае, если суд подтвердит вину Дадаева, то, убив человека, он совершил тяжкое преступление. Но хочу снова отметить, что он не мог сделать и шага против России, ради которой многие годы рисковал собственной жизнью. Таким же храбрым воином был и Беслан Шаванов, погибший накануне при попытке задержания». http://izvestia.ru/news/583840

7) http://kavpolit.com/articles/dadaeva_zakazyvali-16111/

8) http://www.novayagazeta.ru/inquests/68250.html И этот сорт автократии был вписан в конституцию демократом Борисом Ельциным после военной победы над парламентом в 1993-м году: «Всю власть одному (Президенту), все остальное существует формально». См. об этом: Станислав Макрелов, «Не читайте эту книгу. Рецензия на российскую конституцию».http://www.russ.ru/pushkin/Ne-chitajte-etu-knigu

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *