Ближний Восток: Революция или гражданская война

Томас Шмидингер в Jungle World, Nr.6, 09.02.2012

В то время как Тунис находится на пути демократизации несмотря на победу на выборах партии Эннахда, ориентирующейся на идеологию «Мусульманского братства», подведение итогов арабских восстаний в других государствах региона выглядит менее обнадёживающе.

В Бахрейне постоянно вспыхивающие восстания были кроваво подавлены при действенной военной поддержке Саудовской Аравии и молчаливом согласии США и Европы. Саудовской Аравии, в конце концов, тоже нужно было подавлять протесты и, она хотела предотвратить распространение протестов на собственное шиитское население. Из-за зависимости западных государств от нефти, а также из-за страха парад влиянием Ирана на шиитское большинство в Бахрейне, правящим домам Бахрейна и Саудовской Аравии позволили действовать, к тому же стратегически важный 5-ый флот ВМФ США стоял в столице Бахрейна. То, в стране за последние месяцы в тюрьмах исчезли сотни профсоюзников и активистов демократического движения, а политические заключённые приговаривались к смерти, в Европе и США мешает лишь некоторым неисправимым организациям по защите прав человека. А в Йемене президент Али Абдулла Сале удерживался у власти так долго, пока страна не оказалась на грани объявления «потерпевшим крах государством» (failed state).Как известно, в странах, где у власти не находятся прозападные правительства, дела обстоят иначе. Политической ситуацией в Ливии и Сирии западные государства интересуются в куда большей степени. Превышение мандата резолюции ООН от 1973-го года, которая хотя и объявила воздушное пространство над Ливией закрытым и разрешила необходимые военные операции, чтобы защитить гражданское население, но не применение авиации НАТО для поддержки повстанцев и свержение режима извне, сказывается теперь в случае с Сирией. Зная, что резолюция Совета безопасности была использована США и Францией для свержения Каддафи, Россия и Китай теперь блокируют любую резолюцию против Сирии, хотя страна находится на пороге гражданской войны.

В Египте всё ещё правит военная диктатура с всё ещё бессильным и разделённым между различными течениями политического ислама парламентом. Но протестное движение отнюдь не угасло и использовало годовщину революции, чтобы послать ясный сигнал. То, что армия отпускает теперь около 200 осуждённых военными трибуналами заключённых на свободу, среди них блоггера Майкеля Набиля Санада — тоже является успехом продолжающихся протестов. Даже избрание исламистов объясняется скорее протестами против армии, чем энтузиазмом по поводу исламизации государства. Опросы после выборов показали, что голоса отдавались за основанную Мусульманским братством Партию Свободы и Справедливости и за салафистскую партрию аль-Ноур в первую очередь потому, что они рассматривались как альтернатива к якобы мирской военной диктатуре. Самая успешная партия-последовательница бывшей государственной партии NDP получила всего 1,4% и оказалась позади Социал-демократического блока Египта и Альянса «Революция продолжается!», в которых собрались молодые леворадикальные и леволиберальные революционеры. Победа Мусульманского братства оказалась меньшим сюрпризом, чем успех «Исламского блока», набравшего 27,8%. В блок входят помимо салафистов Партия строительства и развития некогда поддерживаемой Садатом и затем вынужденной уйти в террористическое подполье аль-Гамаа аль-Исламийа.

А также Йемене и Ливии, которая в настоящий момент угрожает скатиться во вторую гражданскую войну, увеличивается влияние салафистских групп. Происходит это не просто так. В особенности Саудовская Аравия и Катар финансируют салафистские партии и милицию в Египте, Йемене и Ливии. Даже если денежные потоки так же едва идентифицируемы, как возможные поставки оружия, то поддержка из внешних финансовых источников из региона залива Гольфа в этих странах является общеизвестным секретом. Это важно ещё и потому, что глава государства Катар шейх Хамад бин Калифа аль-Тани является владельцем Qatar Media Corporation, которой принадлежит телеканал аль-Джазира. Аль-Джазира сам, однако, не является салафистским каналом, и со времени своего основания в 1996-м году внёс своими качественными и плюралистическими передачами свою лепту в медиа-революцию в арабских странах. Тем не менее, аль-Джазира уже из-за своих собственнических структур не является нейтральным наблюдателем.

В то время как поддержка салафистских групп Саудовской Аравией и Катаром в Египте и Ливии должна, как кажется, служить цели влияния на новообразующиеся политические системы и предотвратить образование левой и профсоюзной оппозиции в более бедных слоях населения, на арабском Востоке соперничество с Ираном является важной причиной поддержки салафистских групп, которые известны своей ненавистью к шиитским «уклонистам».

После 2003-го года Ирак стал ареной саудовско-иранской марионеточной войны, которая теперь распространяется по всему регииону. Иран уже давно обвиняет Саудовскую Аравию в поддержке аль-Каиды и других салафитских и ваххабитских групп в Ираке, Ливии и Сирии. Иран же обвиняется в поддержке шиитских оппозиционеров в Бахрейне и Саудовской Аравии и организации восстания зейдитских меньшинств в Йемене. И хотя в случае в зейдитами речь идёт о совершенно отличной от иранских двунадесятников секте шиизма, и хотя Саудовская Аравия ещё не предоставила доказательств этим обвинениям, с их помощью можно разжигать антишиитские настроения. В Ливане ещё в 2007-м и 2008-м годах происходили восстания суннитских экстремистов из ополчения Фатх аль-Ислам. В Сирии не только Мусульманское братство, но и салафистские группы могли сыграть определённую роль в вооружённой оппозиции. В любом случае, сильная позиция вышедшего из шиитского ислама алавитского меньшинства в сирийском режиме способствует конфессионализации конфликтов в регионе, равно как и угнетению активно поддерживаемой более бедным шиитским населением оппозиции в Бахрейне и на востоке Саудовской Аравии.

То, что вырисовывается как конфессионализированный конфликт, всё же не стоит понимать как конфликт религиозный. Более того, речь идёт о конфессионализации экономических конфликтов распределения, которые связаны с глобальным кризисом. Пред лицом экономического кризиса, который коснулся и государств Ближнего Востока, а также грозящего дефицита ресурсов обостряется конкуренция вокруг региональной гегемонии. Протесты в арабских странах, которые ни в коем случае не исходили и не исходят только от движений за демократизацию, но и от социальных движений, всё ещё обладают потенциалом дать ответ на вызовы экономического, социального и экологического кризисов. В условиях глобального неолиберального экономического порядка, однако, возможности экономиечского роста и социального перераспределения в пользу обедневших средних и низших слоёв крайне ограничены. Чтобы не ставить необходимые для этого системные вопросы, западный капитал в случае необходимости заключит свой мир и с бородатыми злодеями, если не с женщинами, гомосексуалистами и атеистами.

Перевод с немецкого. 

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *