«Мы избавились от диктатора, но не от диктатуры»

Репрессии в (пост-)революционном Египте

Андреас Шпек (Graswurzelrevolution Nr. 359)

7-го марта, несколько недель после ухода египетского диктатора Хосни Мубарака с поста президента, Майкель Набиль Санад написал это предложение в обширной статье в своём блоге (1). В этой статье он в деталях проанализировал роль египетской армии в и после революции и пришёл к выводу, что народ и армия «никогда не были одной рукой» – как часто говорилось во время революции.

Майкель всегда в этом сомневался. Так, он описал, к примеру, как 28-го января 2011 г., когда полиция стреляла по сотням тысяч демонстрантов на площади Тахрир, армия всегда снабжала её амуницией, когда та была расстреляна.

Едва ли это похоже на нейтралитет. Да и Amnesty Internatioтal сообщала, что во время революции активисты подвергались арестам и пыткам со стороны армии. (2) Майкель Набиль Санад тоже был арестован и подвергнут пыткам солдатами 4-го февраля, но был освобождён через 27 часов (GWR 357, март 2011).

Сомнительная роль армии может быть показана и на личностях. Так, министр обороны Мубарака, Мухаммад Тантави, является теперь председателем Высшего Совета Вооружённых Сил Египта, т.е. де факто правителем страны.

В докумантах США, которые были присланы Wikileaks, посол США в Египте описывает Тантави как «озабоченного в первую очередь национальным единством», и он «опасается, что реформы могут углубить политические и религиозные конфликты в обществе».

Говорилось, что министр обороны всегда противился политическим изменениям, т.к. опасался, что правительство может утратить из-за них свою власть. (3) Показательно также, что прозвище Тантави при Мубараке было «пудель Мубарака».

Армия в Египте также является важным экономическим фактором. Многие фирмы, особенно торгующие водой или оливковым маслом, в цементной или строительной промышленности, или в туризме, находятся в руках отставных генералов. И они теперь должны двигать революцию вперёд?

Репрессии после революции

Майкель Набиль Санад описывает в своей статье, что армия уже вскоре после революции преследовала цель очистить площадь Тахрир от демонстрантов. Сначала армия запретила 12-го февраля фотографировать на площади, пожалуй, чтобы легче справляться с личностями, намеревавшимися запечатлевать армейские нападения.

В последующие недели постоянно случались насильственные нападения полиции на демонстрантов, находившихся на площади Тахрир. А 9-го марта площадь Тахрир была очищена при помощи насилия после демонстрации против предложения по изменению конституции. Более 190 человек были арестованы и отчасти подвергнуты пыткам в близлежащем музее или в военных тюрьмах. Газета Die Zeit писала, что банды жестоко избивали протестующих на глазах у военных. (4)

«Они пытали меня электоршоком на ногах и на груди, и называли меня неприличными словами», рассказывает активистка Сальма аль-Хуссейни Гуда. В военной тюрьме, в которую её привезли, женщины-заключённые должны были раздеваться догола и подвергаться проверке на «девственность». Если кого-то не квалифицировали как «нетронутую», тем угрожали обвинением в проституции. Во время этого унижения жертв снимали на видео. (5)

В конце концов, временное правительство принято в конце марта новый закон, запрещающий всякую форму протеста, если он мешает безупречному функционированию государственных учреждений и экономики.

Не прошло и четырёх часов, как армия уже применила его и очистила захваченный университет Кайро. Студенты требовали при помощи забастовок смещения поставленных старым режимом деканов и профессоров. (6)

Организация по защите прав человека Human Rights Watch сообщает, что генерал Этман, шеф отделения по делам морали при Высшем Совете Вооружённых Сил 22-го февраля разослал письма в египетские газеты, в которых он указывал им «не печатать статей, новостей, заявлений, объявлений, фотографий, касающихся армии или руководства армии, либо только после консультации с отделом по моральным вопросам и тайной службой армии, т.к. это — компетентные органы для оценки подобных вопросов для защиты безопасности нации». (7)

Дальнейшая эскалация произошла 8-го апреля. Была самая крупная демонстрация с того времени, как ушёл Мубарак, и демонстранты требовали не только, чтобы Мубарак предстал перед судом, а поставленные им губернаторы провинций были смещены, но многие демонстранты требовали и ухода Тантави и создания гражданского переходного правительства.

В ночь с 8-го на 9-ое апреля армия снова штурмовала площадь Тахрир. Как минимум, два человека были при этом убиты, многие ранены. (8)

На следующий день площадь, ставшая символом, была снова захвачена демонстрантами, но 12-го апреля снова очищена. И снова это были банда, которые помогали армии и сдавали армии людей. (9) на улицах вблизи площади Тахрир на последующие часы без разбору арестовывались люди. (10)

Даже если Хосни Мубарак и его сыновья оказались 13-го апреля под следствием, то это не может отвлечь от того, что армия мало заинтересована в радикальных изменениях.

Случай Майкеля Набиля Санада

На этом фоне арест и приговор блоггера-пацифиста и отказника от военной службы Майкеля Набиля Санада к трём годам лишения свободы за «оскорбление армии» имеет особое значение. «Арест Майкеля Набиля — ясное послание армии, что каждый гражданский, негативно отзывающийся об армии, будет арестован», говорит Адель Рамадан, адвокат египетской инициативы за личные права, которая была частью защиты блоггера. (12)

Майкель был арестован военными 28-го марта в своей квартире и был заключён сначала на 15 сеток, пока длился его процесс. Как наблюдатель от прессы от имени War Resisters Internationl автор этой статьи вылетел 2-го апреля в Кайро, но не только ему, но и друзьям и поддерживающим Майкеля не было разрешено принимать участие в процессе в военном суде в Nasr City в Кайро. Даже если процесс длился две недели — обычно процессы в военном суде длятся несколько минут — нельзя говорить о честном процессе.

Во-первых, процесс происходил при исключении заинтересованной общественности.

Во-вторых, Майкель и команда его защитников едва обладали временем, чтобы подготовиться к эффективной защите. В-третьих, Майкель как гражданское лицо не должен был стоять перед военным судом.

Однако, неслыханными были обстоятельства самого приговора. Его семье и адвокатам была сказано, что вынесение приговора перенесено на 12-ое апреля. После того, как они покинули зал суда, Майкель был приговорён, в отсутствие своей семьи и своих адвокатов, к трём годам тюрьмы. Лишь посредством звонка третьего лица, которое посещало своего арестованного брата в тюрьме, семья Майкеля узнала о приговоре.

Но и тогда им продолжали лгать. Им было сказано на следующий день, что Майкель переведён в тюрьму Тура. Но охраняющий его солдат тайно разрешил ему позвонить своему брату и сказать ему, что он находится в тюрьме Эль-Марг.

В сообщении, которое ему удалось передать на волю, он пишет друзьям, что его арестовали, чтобы заставить замолчать. А в вынесенной на волю статье он пишет: «Я ощущаю волю причинить мне вред после приговора. Не верьте дешёвым заявлениям армии о попытках самоубийства. Военный Совет ответственен за мою безопасность и моё благополучие до моего освобождения». (13)

После революции – это перед революцией

События последних недель и его арест и приговор подтверждают то, что Майкель писал в своём блоге и на своей facebook-страничке: что революция до сих пор не смогла избавиться от диктатуры.

Последующие дни и недели будут решающими для египетской революции. Речь идёт о вопросе, удастся ли армии и силам старого режима манипулировать и контролировать изменения — или по возможности наименьшую их часть, или людям Египта, мотивированным революцией в Тунисе, которым удалось принудить Мубарака уйти в отставку, удастся поставить армию на её место.

Революция до сих пор не возымела успеха — но она и не потерпела поражения.

Но актуальная фаза революции существенно более сложная, и перед египетскими революционерами встаёт вопрос, как они могут справиться с этой сложной фазой революции при своих относительно слабых организационных и делиберативных структурах.

Для нас важно не потерять внимания, но поддержать египетскую революцию в этой сложной фазе при помощи интернационального давления. Кампания за освобождение Майкеля Набиля Санада — хорошее для этого средство. (14)

Перевод с немецкого: Ndejra

Примечания:

1) Переработанная версия находится на сайте War Resisters International: http://wri-irg.org/node/12484

2) Amnesty International: Ägypten muss endlich Folter stoppen, www.amnesty.de/presse/2011/2/17/aegypten-muss-endlich-folter-stoppen

3) Tagesanzeiger: Der falsche Mann für ein modernes Ägypten, 16.02.2011

4) Die Zeit: Foltervorwürfe gegen Ägyptens Armee, 29.03.2011

5) N-TV: Ägyptens Revolution schlägt ihre Kinder, 16.03.2011

6) taz: Das Ende der Küsse, 02.04.2011

7) Human Rights Watch: Blogger’s3-Year Sentence a Blow to Free Speech,13.04.2011

8 ) FAZ: Tote auf dem Tahrir-Platz, 09.04.2011

9) Личное сообщение автору от свидетелей из Египта

10) Kristine Jankowski: «Gehe nicht nach draußen. Es werden willkürlich Leute in Downtown festgenommen», Linke Zeitung, 13.04.2011

11) Die Welt: ÄgyptensJugend feiert die Verhaftung der Mubaraks, 13.04.2011

12) там же

13) Maikel Nabil Sanad: Fleeing thought from the military prison, 12.04.2011, http://wri-irg.org/node/12764

14) Больше информации (по английски) об этом на: http://wri-irg.org/node/12750

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *